Абстракции Кандинского – противоречие и уравновешенность

Даже мы, самые обыкновенные люди, живем то в реальном мире, то погружаемся область неожиданных абстракций. Что же говорить о мире искусства? Есть произведения, в которых понятно все: каждый поворот сюжета, каждый штрих на картине, каждый следующий аккорд в популярной мелодии… Такое искусство тоже будоражит чьи-то души и тревожит умы. Но есть и другие шедевры, в которых мастера видят и чувствуют иначе. Мы видим в окно обыкновенный двор, а они – другие миры. Мы любуемся океанскими волнами, восходами и закатами, а они представляют борьбу стихий и рождение новой Вселенной. Непонятно! Завораживающе! Странная мазня (или музыка, или книга)! Гениально! Кому такое надо? Это все может быть комментариями к одному произведению.

Я не критик и сталкиваюсь с искусством в перерыве между обычными делами. Вот увидела в журнале картину Кандинского и заинтересовалась нестандартным видение мира. Человек жил и творил в прошлом веке. Свои «Композиции» создавал накануне войны, Первой мировой. В мире уже брожение: грозовое, мятежное, и библейский сюжет о Всемирном потопе вдруг вышел за рамки предметного изображения конкретных персонажей и пейзажей. Появились абстрактные формы, цветовые акценты сместились и перемешались, а идея приобрела глобальность. Всеобщее обновление через катастрофическое разрушение. Ничего не напоминает? Это все о «Композиции VI».

Здесь разгул красок и форм на самом деле продуман и выстроен в стройную композицию. Волны, вертикали и горизонтали противоречат времени и уравновешивают пространство – совсем как в человеческой душе и сознании. Словно единение миров и их разобщенность сошлись в одном полотне. Два мира, разделенные порогом вечности спорят о будущем. Здесь розовое и синее оттеняют друг друга и вступают в диссонанс. А коричневый, по словам художника, вносит элемент безнадежности, из которого выводит сочетание желтого и зеленого. Мятежный дух эпохи и умиротворение жизни. Абстрактную картину нельзя объяснить, поскольку здесь все на чувствах. И не всегда однозначно. Ведь эмоции даже у одного человека трудно предугадать сегодня, не говоря про завтра. Что уж говорить о художнике.

Вторую войну мастер не пережил и умер во Франции. Кто соберется к нему на могилу, чтобы почтить память, купить венок и поклониться его нестандартному видению мира? Да и принято ли на чужбине возлагать венки к простому каменному надгробию? Но уважительное отношение к ушедшим в другой мир одинаково в любой стране, и могила всегда ухожена. А картины Кандинского – сегодня представлены в музеях разных стран, и это самая надежная память.

02.02.2018

К другим статьям